Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

(no subject)

 
      Карасин Борис Иванович сидел в своем кабинете и уже полчаса смотрел на стену. Напротив него висела картина с изображением моря, подаренная ему одним знакомым художником. Сегодня Борису Ивановичу решительно не работалось. «Эх, рвануть на море, что ли?! - мыслил Борис Иванови. - А, и правда поеду! Катя обрадуется, а дети пусть дома сидят».  Карасин потянулся к телефону. Набрал номер жены и не позвонил. Качнулся в кожаном кресле, посмотрел на картину и вздохнул. « А что я там буду делать с Катей?! По экскурсиям ездить? Руины осматривать? - Борис Иванович снова вздохнул. - Скука!»

    Борис Иванович томился. На работе все шло как по маслу, должность у него была высокая, семейная жизнь давным давно налажена. Все было у Карасина. А чего не было? Не было у Бориса Ивановича в жизни романтизму, страсти не было и огня в этой самой семейной жизни. От того Карасин и скучал, и изнывал день ото дня, и все чаще снились ему сны, полные неги и звонкого смеха загадочных сирен.

    «Решительно еду! - разошелся в мыслях Борис Иванович. - Без Кати!» Он снова потянулся к телефону, что бы звонить к тур оператору, но дверь отворилась и вошел секретарь Вадим с документами.

- На подпись, Борис Иванович.

Карасин махнул головой. Вадим положил документы на стол и в ожидании замер. Борис Иванович вопросительно изогнул брови.

- К корпоративу все готово.

«Чертов корпоратив!» - пронеслось в голове Карасина.

- Объявите пятницу сокращенным днем. Работаем до трех, но без обеда. Начало в семь.

- Понял. Сделаю. - Вадим принял подписанные документы и вышел.

     Борис Иванович встал и прошелся по кабинету. Голова наполнилась роем мыслей, которые жужжали и носились из-стороны в сторону или друг за другом, мешая выделить одну очень важную. Он остановился у окна и несколько раз шумно вдохнул и выдохнул. Этот прием помогал сосредоточится и обрести равновесие. Осы-мысли замолчали и рассыпались, но нужная осталась. Она была еще вдалеке, скрыта за дымкой вероятности, но Карасин уже подцепил ее на крючок воли и медленно подтягивал к реальности.

«Утро вечера мудренее» прочитал он на транспаранте у пчелки-мысли.

- Ладно, проверим! - сказал вслух Борис Иванович.

Карасин посмотрел на время, взял портфель, вышел из кабинета. За дверью было слышно, как он сказал Вадиму о том, что едет на деловую встречу с партнерами, но потом уж в офис не вернется.

(no subject)

                                                                О женщины, вам имя – вероломство!
                                                                                                                  В.Шекспир
***
Раздался щелчек зажигалки, вспыхнул огонек, и человек по имени Джокер закурил.
- Вы бы не курили, уважаемый Джокер. - промолвил собеседник поспешно прикрывая лицо ладонью от света.
Огонь потух, но и короткого мгновения хватило Джокеру чтобы рассмотреть лицо заказчика.
- Итак, повторим. - сказал Джокер и сделал затяжку. - Жертву зовут Кощеев Константин Константинович, рост около двух метров, телосложение стройное, волосы и глаза черные, особых примет нет. В понедельник утром в пять утра будет кататся на велосипеде в парке на окраине города. На нем будет красная лыжная шапка с черной вертикальной полоской. И вы желаете, чтобы  его убил. Верно?
- Все так. - кивнул Заказчик. - Все так.
Джокер потушил сигарету о руку и спрятал окурок в носовой платок.
- Почему вас зовут Джокер? - спросил Заказчик. - Вы наверное оставляете игральную карту с изображением Джокера?
- Не угадали. - сказал Джокер, улыбнулся темноте и вышел.
***
После выстрела, что-то хрустнуло, совершенно неожиданно и как показалось Джокеру оглушительно громко и он упал. Забрался наемник высоко, летел тяжело, призимлился на спину, дыхание перехватило, в глазах поплыли круги. Поднялся, чувствуя, что падение скажется на спине, снова забрался на дерево и взглянул в прицел. Кощеев стоял на земле и рассматривал велосипед. Лица его Джокер не видел. Наемник вновь прицелился и только он собрался нажать на курок, как очередная ветка затрещала под ним. Не дожидаясь падени, Джокер спустился на землю и потопал прямо к Кощееву. Не было такого еще в его практике, чтобы не все гладко. Наемник закипал от негодования. "Да я его сейчас придушу. - Неслось в голове Джокера. - Голыми руками гада придавлю. Только бы не свалил, паскуда!"
***
Паскуда сидел на камне и ковырял палкой землю.
- Эй, - кринул ему Джокер и когда тот поднял голову, выстрелил в упор.
Пуля с рекошетила и отскочила от Кощеева. Наемник взбесился и с ревом бросился на жертву. Душить Кощеева пришлось не долго. Черт знает откуда выскочила собака и впилась в ногу киллера. Пришлось отмахиваться от псины, которая сама по непонятной причине удрала. Странно, однако Кощеев и не думал убегать.
- А ну-ка, прохрипел Джокер и стащил шапку с жервы. - Вы? Какого лешего?
- Я! - Кощеев присел рядом. - Вам ногу надо подлечить.
- Какого лешего? - поввторил Джокер.
- Все просто, уважаемый Джокер, жить надоело.
- Таким как вы травиться надо или вешаться. - проскрипел наемник.
- Травился, вешался, топился. Не помогает. - Кощеев осматривал рану.
- Вы доктор что ли?
- Угу. Вы на машине?
- Да, но она далеко.
- Тогда к моей пойдем там в аптечке есть все необходимое.
***
Спустя пару часов Джокер и Кощеев сидели в придорожной забегаловке. Наемник предложил выпить и Кощеев согласился.
- И почему жить надоело? - спросил Джокер.
- Сперва, ты скажи, почему тебя зовут Джокер? - прищурился Кощеев. - Это же не настоящее им.
- Эта тайна дорогого стоит.
- Я готов купить эту тайну. Называй цену.
- Цена - жизнь, но из тебя ее не так просто вытрясти.
- Да, ладно. Миллион?
- Десять.
- Покупаю.
- Фамилия моя Дурашкин. Джокер - это вроде шута, дурака. Киллер Дурашкин - смешно, а киллер Джокер звучит!
Помолчали, выпили, Джокер закурил, снова выпили.
- Теперь ты рассказывай, почему жить надоело? - повторился Джокер.
Кощеев нахмурился,опрокинул рюмку, за ней другую.
- Из-за нее.
-Тююю. - Джокер был разочарован. - Из-за бабы что ли?
- Ну.
- Рассказывай.
- Не хочу.
- Ты мне должен. Я из-за тебя сегодня муки принимаю не человеческие. Мне компенсация пологается. И потом я тебе открылся.
- Я тебе еще денег дам, только не дави на мозоль.
- Неа.
Кощеев вздохнул и выпил еще.
- Все просто. Я - хирург, пластический. Лучший. Она такая вся пришла зареванная и говорит помогите, доктор, стать красивой. Я смотрю, ну жаба жабой. И фамилия такая подходящая Лягухова. Денег на одну операцию наскребла и пришла жизнь себе облегчить. И вот одна операция, другая, третья, четвертая. Бесплатно сделал, потому как смотрю не зануда, умная, с юмором, с выдумкой. А потом она уже и не жаба. Влюбился. Все для нее. Она и не отказывалась. Жили вместе.
Кощеев замолчал.
- А потом? - спросил Джокер.
- А потом, прихожу как-то домой после работы, а ее нет, шкафы пустые, на столе записка: выхожу замуж, не ищи меня. Когда только успела. Я детектива нанял, тот и вычислил, что замуж она выходит за сынка президента нашего, что роман давно у них, и пока я в операционных и на конференциях, она с ним. А что мне без нее делать?! В душу она мне влезла.
- Понятно.
Помолчали, выпили, Джокер закурил, снова выпили.
- Одно мне не понятно. - сказал наемник пристально, глядя на Кощеева. - Почему тебе сдохнуть не везет?
Кощеев пожал плечами.
- Так мама говрила, что когда я родился, она меня к бабке-ворожее какой-то возила и та меня заговорила, чтоб меня ничего не брало. Я даже не болел в детстве ничем.
- Везет тебе с бабками. - сказал Джокер, и они зараготали.